«Оранжевая корова». Мультсериал«Оранжевая корова». Мультсериал
0+
8:05
«Оранжевая корова». Мультсериал
Премьера! «Лапы, морды и хвосты. О собаках»Премьера! «Лапы, морды и хвосты. О собаках»
0+
10:00
Премьера! «Лапы, морды и хвосты. О собаках»
Премьера! «Жужжалка»Премьера! «Жужжалка»
0+
10:20
Премьера! «Жужжалка»
Я никогда не порекомендую вашим детям диету, и вот почему

Таким количеством родительских вопросов, которые посвящены теме питания, пожалуй, не может похвастаться ни один другой аспект жизни ребенка. Специально для «О!» диетолог-нутрициолог Ольга Карчевская объясняет, как воспитать здоровые пищевые привычки у детей и почему диеты — это абсолютное зло.

Ольга Карчевская, диетолог-нутрициолог
Ольга Карчевская, диетолог-нутрициолог

Все мы знаем, что пищевые привычки закладываются в детстве. Поэтому у родителей часто есть непроходящая тревога: как заложить основы здорового пищевого поведения у детей? Как не навредить? Как воспитать в детях нормальные отношения с едой? Я диетолог-нутрициолог, и в моей практике это — наиболее частые запросы от родителей. И, помимо тревоги, в этих запросах почти всегда есть масса совершенно определенных ожиданий, которые я не могу и не хочу оправдывать. Потому что я — диетолог, который против диет и диетического мышления.

Ребенок сам будет знать когда и сколько есть, если у него будет гармония со своим телом, То есть, наша задача — выращивать ребенка, компетентного в своих потребностях, а не регулировать количество съеденного.

Ellyn Satter «Secrets of Feeding a Healthy Family How to Eat, How to Raise Good Eaters, How to Cook

Обычно родители ждут от меня, что я выдам им списки разрешенных и запрещенных продуктов, и объясню, как заставить детей придерживаться первого и избегать второго. Мамы и папы малоежек хотят, чтобы я научила их хитростям — как накормить ребенка, который не хочет есть, а родители детей, обладающих конституционально более внушительной, чем бы хотелось родителям, комплекцией, просят, чтобы я рассказала, как заставить детей есть поменьше, или питаться исключительно брокколи и гречкой с куриной грудью. Но такого не будет. Я не буду делать ничего из вышеперечисленного. И вот почему.

Диетическое мышление (это когда люди в выборе рациона руководствуются своими представлениями о «хорошей» и «плохой» еде, и представлениями общества о том, как им надлежит выглядеть) — вредит. Оно вызывает расстройства пищевого поведения. У всех разные, но две его разновидности действительно опасны — это анорексия и булимия. Эксперты говорят, что анорексия в той или иной форме (чаще, конечно же, в лёгкой) есть у 1% населения. В Европе её клинической формой страдает в среднем один человек из 150. И только 1 из 10 больных получает квалифицированную помощь. В России такой статистики нет, но и у нас ситуация более чем печальная.

В среде подростков это настоящее бедствие: смертность от причин, связанных с анорексией, в 12 раз выше любой другой причины подростковой смертности. Пик заболеваемости приходится на возраст от 14 до 17 лет. Если вы не знали, то паблик «Типичная анорексичка» в сети «Вконтакте» — один из самых популярных.

Принято думать, что страдают анорексией только девочки, но это нет так. Мальчики заболевают в 10 раз меньше, но все же заболевают! Очень распространена так называемая «вторичная анорексия» — это когда на диетах сидит, например, мама, а диетическое мышление наследуют ее дети. В общем, если ограничительная диета не имеет медицинских показаний, то пожалуйста — не надо. Что же вместо этого?

Вместо этого самим родителям нужно выстроить здоровую систему отношений с собой, своими потребностями, чувствами, сигналами тела, между членами семьи, окружающими людьми в целом, а также едой и другими ресурсами, которые восполняют энергию и дают радость жизни. Это важный момент — вы не сможете привить детям ту систему отношений, в которую не встроены сами. Не существует никакого воспитания, есть только личный пример. Дети, в силу своей глубочайшей потребности быть похожими на родителей (об этом говорит популяризатор теории привязанности Гордон Ньюфелд, выделяя «похожесть» как один из «уровней привязанности») будут просто повторять за вами.

Как выглядит эта «здоровая система отношений»? Для многих будет революционной мыль о том, что такая система максимально далека от того, что в современном мире пропагандируется как «здоровый образ жизни». ЗОЖ в понимании большинства тренеров, диетологов и других экспертов больше напоминает орторексию — болезненную зацикленность на том, чтобы все отношения с телом строились по определенным, строгим и весьма сомнительным в действительности стандартам. Эти стандарты часто берутся с потолка и становятся безумно популярными, а потом приходит наука и развенчивает эти мифы.

Так было с холестерином: долгие годы считали, что он вреден, а в действительности он совершенно необходим. Так сейчас происходит с глютеном, белком злаковых. В последнее время очень модно его избегать, хотя целиакия (непереносимость глютена) есть только у 2% людей. И в целом ЗОЖ —сфера, невероятно богатая городскими легендами и противоречиями.

«ЗОЖ здорового человека» больше напоминает гедонизм. Отношения с едой в нем сопровождаются удовольствием и свободой. Это когда вы в любой момент равно как можете съесть то, что хотите, так и можете этого не делать безо всякой драмы, и еда служит своим целям: она наполняет энергией, поставляет в организм строительные вещества и дает ощущение радости жизни. В такой системе отношений еда не обслуживает эмоциональные потребности, то есть она не замещает собой слёзы, утешение и другие механизмы адаптации к сложным обстоятельствам. Чтобы такого не происходило, хорошо пройти психотерапию и, при необходимости, скорректировать биохимию мозга антидепрессантами.

У каждого живого существа, и у людей тоже, есть встроенный механизм «биорезонанса», который подсказывает нам, что у нас в теле на исходе и в каких продуктах есть кончающиеся у нас питательные вещества. Это чувствование хорошо работает у детей и обостряется у беременных женщин: они точно знают, чего они хотят и чего точно не хотят в настоящий момент времени. И если заставить беременную съесть то, чего она не хочет, практически невозможно, особенно в первом триместре, то в случае с детьми это происходит сплошь и рядом.

Пищевое насилие, к сожалению, это совершенно обычная практика. Причем оно не обязательно должно выглядеть как фиксация головы ребенка между коленями родителя и зажимание носа, чтобы он открыл рот, и такое, бывает, да. Пищевое насилие выражается и в уговорах — за маму, за папу, за Родину, за свинку Пеппу и Лунтика, подкупе — съешь борщ, а потом сможешь съесть конфету, отвлечении внимания — это когда кормят во время просмотра мультиков, чтобы ребенок съел побольше, или когда из ложки делается самолет, и в других манипуляционных приемах.

Всё это приводит к расстройству этого механизма: «хочу что-то определенное —съедаю это тогда, когда хочу и столько, сколько хочу». Подробнее о том, почему надо делать не так, можно прочитать в замечательной книге педиатра Карлоса Гонсалеса «Мой ребенок не хочет есть».

Пищевое насилие и любые манипуляции с пищевым поведением сообщают ребенку, что его желания и потребности неважны, важно лишь соответствовать чьим-то ожиданиям. Сегодня это ожидания родителей и других важных взрослых, а завтра это будут уже ожидания общества насчет того, как ты должен выглядеть. Под давлением всеобщих представлений о том, как положено выглядеть телу, диетическое мышление порабощает умы людей уже в подростковом, а подчас и в детском возрасте, зачастую приводит к печальным последствиям, и уж точно никого не делает счастливей. Нарушается связь между потребностями тела и психики и их напитыванием. Вместо собственного внутреннего голоса человек начинает опираться на внешние авторитеты, которые не всегда ведут туда, куда стоит идти. Хронические диеты ведут к срывам, эпизодам компульсивного переедания и утраты доверия к себе как к человеку, который сам определяет свой рацион. Такая утрата доверия к себе может распространиться и на другие сферы жизни: человек может начать искать внешние опоры во всем, что делает. Так как же выстроить изначально гармоничные отношения с едой у детей?

Я вижу идеальную модель такой: в самом начале жизни ребенка для него идеально питаться так, как рекомендует ВОЗ. С рождения и до 6 месяцев исключительное грудное вскармливание. Это значит, что ничего, кроме грудного молока малыш не получает, исключения составляют только действительно редкие случаи индивидуальной непереносимости компонентов материнского молока в силу орфанных заболеваний.

После полугода (это тоже индивидуально, готовность к вводу прикорма у кого-то наступает чуть раньше, у кого-то значительно позже, загуглите признаки готовности к прикорму) можно начинать педагогический прикорм. Про него есть масса хороших статей, но, если коротко — педприкорм это свободный доступ ребенка к еде с общего стола, сначала в микроскопических количествах, для адаптации ферментативной системы к новым продуктам, а потом в тех количествах, которые ребенок запрашивает сам. Разумеется, что в этом случае на «общем столе» продукты должны быть разнообразными, и среди них должны преобладать продукты с минимальной промышленной обработкой или вовсе без нее. При этом грудное вскармливание по требованию остается основной пищей и сохраняется минимум до 2 лет и дольше — если это комфортно матери и ребенку, это, также, рекомендация ВОЗ.

Наука с каждым годом находит всё больше преимуществ долгокормления, так что я не буду сейчас заострять внимание на физиологических преимуществах этого процесса, а остановлюсь на психологическом его аспекте. Важно, что это напитывает ребенка привязанностью, закладывает на всю жизнь ощущение, что близость доступна и не дефицитарна, что получить чувство защищенности легко, что мир, в целом, безопасен, а я — ценен. Это лучшая профилактика ощущения чёрной дыры в груди, которую пытаются «заесть» люди с проблемой переедания. Грудное вскармливание до самоотлучения, когда ребенок сепарируется от груди сам, в момент готовности мозга и психики —это хороший фундамент психологического благополучия на всю жизнь.

Еда — первая метафора любви. И грудь для младенца, и мамины, папины, бабушкины или дедушкины вкусняшки для подросшего ребенка —это про любовь. Это вклад в копилку его чувства собственной ценности. Я придерживаюсь ненасильственного подхода к питанию, основанного на доверии к языку тела и уважении к его способности самостоятельно определять что, когда и в каких количествах ему есть.

Подробнее об этом читайте в моих следующих статьях.

Читайте также:

5 советов родителям школьников, которые помогут пережить первую четверть

Личный опыт: мои дети учатся в Латвии

6 причин заниматься айкидо

Текст: Ольга Карчевская

Фото: IVASHstudio / Ann in the uk / LightField Studios / shapovalphoto / Shutterstock.com

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Хотите отправить нам сообщение?

Перейти
Зебра в Клеточку