«Облачный хлеб». Мультсериал«Облачный хлеб». Мультсериал
0+
5:00
«Облачный хлеб». Мультсериал
«Мой музей»«Мой музей»
0+
6:00
«Мой музей»
«Рейнджер Лео и дикая природа». Мультсериал«Рейнджер Лео и дикая природа». Мультсериал
0+
6:05
«Рейнджер Лео и дикая природа». Мультсериал
Папы в декрете: как они справляются?

Папы все чаще берут декретный отпуск — чтобы нагрузка по уходу за малышом доставалась не только маме. Авторы книги Nordic Dads Александр Фельдберг и Роман Лошманов (ИД «МИФ Детство») поговорили с такими папами и выяснили, как активное отцовство влияет на отношения в семье.

Стеффен, Норвегия

Обычный день в отцовском отпуске выглядит как полноценный рабочий. После завтрака Аня едет на работу, а Стеффен вместе с дочкой отвозит Леона в детский сад, где сын остается до трех‑четырех часов. (К слову, обычно в норвежских детских садах мужчин и женщин среди воспитателей примерно поровну и на каждого приходится четверо‑пятеро детей). В обед Стеффен приезжает к жене на работу, чтобы она покормила Эвелин грудью. Потом он забирает Леона из сада. В промежутках — игры, прогулки, еда, смена подгузников, детский сон, а пока дочка спит, можно заняться другими делами или немного отдохнуть.

«Nordic Dads» Александр Фельдберг и Роман Лошманов, ИД «МИФ Детство»
«Nordic Dads» Александр Фельдберг и Роман Лошманов, ИД «МИФ Детство»

Иногда Аня начинает работу поздно, в три‑четыре, и возвращается домой около десяти‑ одиннадцати вечера. В такие дни дом целиком на Стеффене. Впрочем, домашние обязанности у них в семье делятся поровну. Аня лучше готовит, но Стеффен сейчас делает это чаще. Стеффен всегда моет посуду, потому что Аня терпеть этого не может. Развесить белье после стирки, пропылесосить, починить то, что сломалось, — все тоже он. «Бывают очень спокойные дни, когда можно просто кино снимать: вот она какая, наша счастливая жизнь, — рассказывает Стеффен. — Но случается и по‑другому: Эвелин плачет, Леон капризничает. Не то чтобы меня это все сильно напрягало, но это полноценная работа. И мне она нравится. Я бы не отказался провести с детьми еще, например, месяц‑другой в неоплачиваемом отпуске, все упирается только в деньги: как долго мы сможем нормально жить без моего дохода».

Второй отцовский отпуск проходит, по признанию Стеффена, легче первого и куда более осмысленно. С Леоном он чувствовал постоянное напряжение. Волновался, все ли делает правильно, и следовал многочисленным советам, которые находил в книгах и в интернете: когда и сколько малыш должен спать, как его кормить и развивать. «С дочкой я стал намного расслабленнее. И не только потому, что через это уже прошел и теперь все правила знаю наизусть. Я понял со временем, что эти правила и не нужны. Раньше я всегда следил по часам: так, скоро кормить, а через пять минут пора спать. Сейчас же я больше играю с Эвелин и не особенно волнуюсь о времени. Я чувствую, когда она голодна или устала». И еще Стеффен говорит, что Леон совсем не ревнует, а наоборот, помогает с Эвелин. «Да, знаю, что нам повезло и что в некоторых семьях бывает по‑другому. Леон, например, отлично умеет занять малышку играми, пока я работаю в саду или в доме. Но я присматриваю, конечно, за обоими. Сейчас у Эвелин период, когда ей все хочется попробовать на вкус, особенно разные мелкие штучки, которые для нее опасны, а старший брат часто реагирует быстрее, чем мы, родители, и ловко выуживает детальки лего из ее рта». Даже путешествовать всей семьей на машине сейчас легче. «Дети с удовольствием развлекают друг друга на заднем сиденье. Возможно, когда они подрастут, начнутся ссоры, но сейчас все спокойно. Должен сказать, что с двумя детьми даже легче, чем с одним ребенком. Я уверен, что у нас будет и третий, когда придет время. А вообще, я мечтаю о пятерых: у меня самого три сестры и брат».

Сергей, Россия

…В полноценный декрет Сергей ушел, когда Ярославу исполнился год, и не скрывает, что сидеть дома ему поначалу было непросто. — Мне пришлось полностью перестроить свой образ жизни и мышление. А самым трудным, пожалуй, было постоянно придумывать Ярику занятия. Уложить спать не проблема, готовить — тоже нет, я готовить люблю. Но как играть с ребенком, я не понимал.

— Сережа совсем этого не умел, — смеется Вероника. —  Для него это пытка была. А сейчас научился! Я порой подслушиваю: да, он умеет фантазировать, включаться в ролевые игры. А раньше просто не понимал, как это: игрушечная машинка едет по полу, заезжает в магазин, а по дороге еще и зайц, а встречает. Технарь до мозга костей.
— Да, — признаётся Сергей, — мне куда интереснее машинку разобрать, понять, как она устроена, чем просто возить ее туда-­сюда. Построить город, собрать модель из лего — это я понимаю. Так что мне пришлось поработать над собой. У нас есть машинки, конструкторы, кубики, собиралки, лото, «Мемо». И мы во все это по очереди играем.

Очень удобно сунуть ребенку телефон или планшет и заниматься своими делами. Но мы прекрасно понимаем, что этого делать нельзя, потому что после гаджетов ребенок становится неуправляемым. Мы прибегаем к помощи планшета только в крайних случаях, когда очень нужно передохнуть или что­то срочно сделать. Так что надо постоянно придумывать Ярику дела. Сергей добавляет, что по мере взросления сына играть с ним становится все легче и интереснее.

Сергей вел отдельные проекты, и приходилось выкраивать часы для работы, но это получалось только тогда, когда сын засыпал. И просто необходимо было планировать время для отдыха. — Если не отдыхать, можно сойти с ума. Разгружаться надо обязательно. Мы с Вероникой регулярно сменяем друг друга: один день детьми полностью занимаюсь я, другой — она, или полдня она, а полдня я. Часто нас выручает мама Вероники. Но нести такую ношу, как воспитание детей, в одиночку трудно, честно скажу.

Сергей вспоминает, что, когда он был в отпуске по уходу за ребенком и временами появлялся в офисе, коллеги неизменно встречали его шуточками по поводу декрета. При этом, говорит он, коллектив состоял из довольно взрослых людей, у большинства были дети. — Я многим из них рассказывал, как получить пособие, даже не уходя в полноценный отпуск, и они были немножечко шокированы. Не понимали, как может его брать отец, — настолько крепко сидит в головах, что это женское дело. Да и в нашем с Вероникой окружении никто из отцов в декрет не уходил. Это до сих пор не принято, хотя по закону уйти в такой отпуск очень легко. И я считаю, что сегодня вообще не имеет значения, кто сидит с ребенком дома. Мама должна быть рядом, это безусловно: она кормит, это физиологически обусловлено. Но именно в воспитании детей с самого начала могут принимать участие оба родителя.

А главным плюсом для мужчин в активном отцовстве и Сергей, и Вероника называют сближение с ребенком, а значит, и его доверие к отцу. — Вот случится с ребенком какая­нибудь неприятность, к кому он пойдет? — объясняет Сергей. — К тому, кому доверяет. У меня, например, нет духовной близости с отцом. Говорят, это обусловлено природой: мальчики больше тянутся к мамам, девочки — к папам, а нас в семье два брата. Могу сказать, что у меня нет детских воспоминаний, связанных с отцом. Очевидно, потому, что он всегда был на работе. У нас никогда не возникало близкого контакта и доверия. Когда мама умерла, я разговаривал об этом с братом, и выяснилось, что у него было то же самое. Я не говорю за всех отцов, но лично мне важно, чтобы мои дети мне доверяли: и Аня, и Ярослав.

Читайте также:

День отца на канале «О!»: 12 советов папам

Мама, папа, я: зачем ребенку два родителя?

Папы младенцев и послеродовая депрессия

Фото: пресс-служба

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: