«Смешарики». Мультсериал«Смешарики». Мультсериал
0+
2:40
«Смешарики». Мультсериал
«Еда на ура!» (С субтитрами)«Еда на ура!» (С субтитрами)
6+
4:40
«Еда на ура!» (С субтитрами)
«Тима и Тома». Мультсериал (С субтитрами)«Тима и Тома». Мультсериал (С субтитрами)
0+
5:00
«Тима и Тома». Мультсериал (С субтитрами)

Зачем нужна няня и как ее выбирать? Отвечают гости программы «О! Дети»

Второй выпуск программы «О! Дети» вышел 23 марта. Няня — это роскошь или необходимость? Как выбирать няню и выстраивать с ней отношения? Этим вопросам и была посвящена беседа главного редактора телеканала «О!» Анны Шнайдер и ее гостей. Представляем вам текстовую версию этого разговора.

Анна Шнайдер: Здравствуйте, это программа «О! Дети», наш совместный проект с «Одноклассниками». Мы говорим о воспитании, развитии, образовании детей, и сегодня в центре нашего внимания помощники родителей, домашние воспитатели — няни.

Я с удовольствием представлю наших первых гостей: это популярная актриса, звезда сериалов Евгения Ахременко и ведущая «Доброго утра» на Первом канале Ольга Ушакова. Начну с Ольги: ребенок, которого вы ждете, для вас уже третий, ведь у вас растут две дочки. Сколько у вас нянь? Как вы их выбирали?

Ольга Ушакова: В данный момент у нас две няни, они работают посменно. Для нас они уже как члены семьи, и хотя девочки уже выросли и не нуждаются в нянях, мы не можем расстаться с этими женщинами. Поскольку я работаю, в семье однозначно была нужна няня. На первых порах моя мама помогала мне и со старшей, и с младшей дочкой, и я думаю, что она помогала бы и дальше, если бы не жила далеко от нас. Но я считаю, что я не вправе даже просить ее об этом. У меня есть возможность найти себе помощника, а мама должна жить своей жизнью.

Я вышла на работу, когда младшей дочке исполнился год. Я знаю, как это важно — быть рядом с ребенком хотя бы до года, чтобы многие вещи увидеть своими глазами: первые шаги, первые слова, чтобы узнавать это не со слов няни. После года уже не такое интенсивное развитие, и если работа позволяет иметь нормальные полноценные выходные, приходить домой в нормальное время, то ты успеваешь следить за развитием ребенка.

АШ: Перед этим эфиром мы собирали вопросы и комментарии зрителей на эту тему. Очень многие писали, что няни в принципе не нужны, а мамы, которые берут нянь в свою семью, просто бросают детей. Писали и так: «Я считаю, что если у женщины есть возможность не работать, няня категорически не нужна». Кто-то говорит, что надо совмещать и работу, и материнство, но няни все равно не нужны. Что вы об этом думаете?

ОУ: Даже если я наняла няню, я все равно несу ответственность за ребенка, переживаю за него. Ситуации бывают разные, не понимаю, как тут можно однозначно делать выводы. У меня была такая ситуация, что я была вынуждена взять няню, и меня никогда угрызения совести не мучили. На примере некоторых знакомых я понимаю, что мамы, которые находятся дома постоянно, не так ценят время, проведенное с детьми. Бывает, что у них менее доверительные отношения с детьми, чем у мам, которые дорожат каждой минутой, проведенной с ребенком. У меня с дочками очень хороший родительско-детский контакт, и я не думаю, что что-то упустила из жизни своих детей. И я думаю, что даю им еще и позитивный пример, показывая, что женщина может и работать, и иметь большую семью.

АШ: Женя, как в вашей семье? Как вы нашли свою няню? Как давно она у вас работает и какие у вас выстроились отношения?

Евгения Ахременко
Евгения Ахременко

Евгения Ахременко: Моему старшему сыну 8 лет, я начала искать для него няню еще во время беременности. Нам порекомендовали чудесную женщину. Когда Нана зашла в нашу квартиру, было ощущение, что вместе с ней зашел какой-то свет. Она очень открытая, красивая, это потрясающий человек.

Я ей сказала, что мне, наверное, няня будет нужна на 3 дня в неделю, да и то я не уверена. Но так получилось, что Нана приходила каждый день. Я довольно быстро стала сниматься, поэтому все чаще просила Нану остаться ночевать. У меня двое детей, 8 и 5 лет, я их поднимаю одна. Я считаю, что Нана — это просто Божий дар. Это не няня, а член семьи. Мне приходится работать, я много езжу, но я абсолютно спокойна, потому что знаю: мои дети накормлены-напоены и купаются в такой любви, о которой можно только мечтать.

АШ: Многие люди хотели бы, чтобы была дистанция между няней и ребенком, чтобы она не стремилась занять место бабушки или даже мамы. Как у вас с этим?

ЕА: Я тоже раньше думала, что должна быть дистанция. Но в моей жизни произошло несколько трагических событий, мне стало очень страшно. А Нана просто была рядом. Я понимаю, что дети растут и однажды нам придется расстаться с Наной, но это расставание мы не можем себе представить. Я не знаю, как это правильно сделать, я не хочу ее никуда отпускать.

ОУ: Время — важный фактор. Когда няня в семье год, два, три, то возможно выдерживать дистанцию. Но если ты с человеком переживаешь какие-то события своей жизни, когда он с тобой что-то празднует, проходит через кризисы, то, как ни сопротивляйся, все равно ты с ним сроднишься.

АШ: Я с удовольствием хочу пригласить присоединиться к нашему разговору двух других гостей. Это Мария Николаева, генеральный директор элитного агентства по подбору английских гувернанток и гувернеров, и Ирина Катин-Ярцева, клинический психолог, игротерапевт и многодетная мама.

Мария Юрьевна, ваше агентство 15 лет на росийском рынке. Вы для нас представитель неизвестной индустрии. Как за это время изменился рынок? Каким был ваш клиент 15 лет назад и какой он сейчас?

Мария Николаева: Человек этот не изменился. Прежде всего он очень состоятельный, потому что услуги английской гувернантки, которую приглашают к детям от трех до пяти лет, стоят от двух миллионов рублей в год. Кроме того, наши клиенты — это люди, которые знают, что такое когнитивное развитие ребенка, и готовы вкладывать в это деньги.

Сейчас появляется большое количество родителей, которые хотят взять тьютора, репетитора, понимая, что носитель языка даст ребенку гораздо больше, чем просто учитель. Но они не могут позволить себе пригласить гувернантку часов на 8−10 в день, их вариант скорее 5−7 часов в неделю.

АШ: Что собой представляют специалисты, которые через вас находят работу в Москве?

МН: Это молодые профессионалы с серьезным университетским образованием, которые готовы работать в семье. В России и на Ближнем Востоке их услуги очень хорошо оплачиваются, для них это возможность заработать. С такими специалистами мы проводим очень серьезное психологическое тестирование. Вторая категория — это люди постарше, у которых родительский опыт позади, они хотят зарабатывать деньги на пенсии. Третья категория, которая появилась 7−10 лет назад, — это мужчины-гувернеры. К сожалению, у детей есть большой дефицит мужского общения. Папа, если он есть, как правило, очень занят и уделяет сыновьям мало времени. А у мальчиков есть потребность общаться с мужчинами, они очень стремятся взаимодействовать с тренерами, учителями, охранниками, водителями, всеми людьми мужского пола.

АШ: Мы все понимаем, что для маленького ребенка важна чистота языка, на котором с ним говорят близкие люди. Как вы решаете этот вопрос?

МН: Предположим, у вас ребенок трех лет, вы хотите, чтобы он стал билингвом. Тогда, в зависимости от пола ребенка, вы приглашаете гувернантку или гувернера. Этот человек общается с ребенком 8−10 часов в день, и за год общение на английском становится для ребенка естественным. И дальше начинается самое сложное: овладение языками должно быть параллельным, одновременным. На обоих языках ребенок должен говорить одинаковое количество времени.

Ольга Ушакова
Ольга Ушакова

ОУ: Поделюсь своим опытом. Есть еще вариант au pair, когда студентки-иностранки путешествуют, чтобы получить опыт проживания в другой стране и заодно подучить язык. Они живут в семьях и предлагают свои услуги, в основном они занимаются детьми. В моей семье по полгода жили американка и англичанка, которые научили дочек английскому, причем в игровой форме, для девочек эти занятия не были учебой. И вот таким образом у нас получилось сделать билингвов.

АШ: Ирина, хочу вас подключить к нашему разговору. Когда мы собрали вопросы и комментарии к эфиру, то выяснили, что самый главный страх мам — «Ребенок полюбит няню больше, чем меня». Работаете ли вы с такой проблемой?

Ирина Катин-Ярцева: Да, очень многие матери этого опасаются, особенно неуверенные в себе. Сейчас от женщин ждут, что они будут идеальными работницами, идеальными матерями, идеальными хозяйками. И как только женщина чувствует, что какую-то часть этой идеальности у нее забирают, она начинает терять уверенности. Многие женщины боятся того, что ребенок, проводя много времени с няней, привяжется к ней, будет любить ее больше. Они опасаются, что это может повредить материнско-детской привязанности.

АШ: Я всегда считала, что маме, какая бы она ни была, надо очень постараться, чтобы ребенок к кому-то привязался сильнее, чем к ней. Вряд ли кто-то может заменить маму, особенно любящую и заботливую.

ИК-Я: Совершенно верно. У ребенка есть огромный кредит доверия к матери, и няня не может ее заменить. Кроме того, женщины, которые проводят все свое время с ребенком, очень устают от малышей. Им трудно оставаться хорошими мамами. Им трудно уделять ребенку максимум любви и терпения. А когда мама не измотанная, она способна дать ребенку гораздо больше качественного внимания, провести время с ним с любовью и укрепить привязанность между ними.

ЕА: Счастливая мама — счастливые дети.

МН: Именно так считают и англичане, у них даже есть специальный термин — quality time, качественное время. Они полагают, что лучше провести после работы это quality time с тремя детьми, чем быть вместе целый день и под вечер уже всех ненавидеть. У английских аристократов есть интересная традиция. Они берут няню на год-два, не более, и у нее нет имени: дети зовут ее просто Nanny. Почему? Потому что ребенок не должен привязыватьс к этому человеку.

АШ: Мария Юрьевна, на сайте вашей компании я прочитала, что работа в семье — это как брак. А что если развод? Как часто ваши няни оставляют семьи своих воспитанников?

МН: Люди приезжают сюда зарабатывать деньги, как дипломаты в командировку: три года живут в стране, а потом, как бы они ее ни любили, возвращаются на родину. Так же и здесь: два-три года, максимум четыре — и они уезжают. Мы их провожаем, готовим им замену. Нередко семьи приглашают своих нянь на праздники, встречаются с ними, когда выезжают за границу. Как правило, сохраняются добрые отношения.

АШ: Ирина, насколько травматичной может оказаться для ребенка частая смена нянь? Или просто неожиданный уход женщины, которая провела рядом с ним несколько лет?

Ирина Катин-Ярцева
Ирина Катин-Ярцева

ИК-Я: Я встречала семьи, где няни очень часто меняются. Как правило, в таких ситуациях дети оказываются очень уязвимыми. Если мы говорим о внезапной смене любимой няни, которая была с ребенком несколько лет, то это тоже травматично, как потеря члена семьи. Очень важно поговорить с ребенком, объяснить ему ситуацию и по возможности сохранить с этой няней хорошие отношения, чтобы она не исчезала полностью из его жизни.

МН: Мы всегда рекомендуем семье, которая заканчивает работать с гувернером, где-то за три недели до его ухода начинать делать для него подарок вместе с детьми. Благодаря этой подготовкеу детей есть возможность привыкнуть к мысли о расставании.

ОУ: Мой муж англичанин, поэтому я достаточно хорошо знаю этот менталитет. Когда мои русскоговорящие няни покидали нас из-за семейных обстоятельств, это была обоюдная драма, плакали все, и дети, конечно. А когда уходили американка и англичанка, все было намного проще. Им как будто легче даются встречи и расставания.

АШ: Ирина, как мама и как психолог, как вы считаете, кому няня должна нравиться в первую очередь — ребенку или родителям?

ИК-Я: Естественно, выбор делает мама, потому что ей работать с этим человеком. Она представляет себе, чего хочет для ребенка. Если у них не совпадают представления о воспитании, это приведет к конфликтам, и с няней придется растаться раньше времени. Это лишний стресс, который никому не нужен. Именно поэтому выбирать няню должна мама. У детей есть свои симпатии и антипатии, но у них нет жизненного опыта, позволяющего сделать выбор, и мы не можем перекладывать на них эту ответственность. Но если мы колеблемся между двумя-тремя замечательными нянями, почему бы не спросить у ребенка? Пусть тогда он выберет ту, которая ему нравится больше, с которой ему легче наладить контакт.

АШ: Мы сейчас говорили о нянях как о посторонних людях. А есть еще такая категория нянь, как бабушки. В чем плюсы и минусы того, когда с ребенком остаются родные бабушки?

ИК-Я: У нас в России часто бабушки бывают очень важными членами семьи. И родителям бывает сложно смириться с тем, что бабушка не будет спрашивать маму, как воспитывать ребенка, потому что у нее свой опыт и свой взгляд. Это часто вызывает конфликты: родители хотят сами воспитывать своего ребенка, у них есть определенные представления о процессе и результате.

АШ: Мария Юрьевна, велик ли сейчас спрос на британских бабушек? Чем они отличаются от росийских?

МН: Бабушки от нянь отличаются тем, что работают бесплатно, при этом родители хотят, чтобы старшее поколение подчинялось их правилам. И это утопия. Но когда британская бабушка приезжает работать за деньги к чужим русским детям, ей необходимо согласиться с правилами. Она может недоумевать, зачем надевать три шапки, есть суп каждый день, спать три часа в светлое время, а потом идти гулять под фонарем. Но нужно принимать правила и работать по ним, и британские бабушки это делают.

АШ: Какова ответственность агентства и перед гувернерами, и перед нанимателями?

Мария Николаева
Мария Николаева

МН: Те, кто к нам приезжает, защищены договором. Они ездят в семью, смотрят на условия. Если ситуация кажется нам сложной, мы просим психолога поговорить с мамой, потому что психотипы и ценности семьи должны совпадать с представлениями няни. Мы предоставляем персоналу психологическую, методологическую поддержку: у нас шесть детских садов и огромный штат людей, есть даже человек, который помогает с адаптацией после устройства в семью. И огромная компания иностранцев разного пола и возраста, которая помогает новичкам почувствовать себя в Москве как дома. При возникновении проблем мы, конечно, выезжаем на место и разбираемся.

Как мы защищаем клиента? Чтобы мы могли понять, не были ли гувернер или гувернантка замечены не только в преступлениях против детей, но и в небрежном отношении к ребенку, нам достаточно заказать подробную справку в Англии. За 15 лет мы только двоих людей занесли в черный список. Они больше никогда не будут работать с детьми.

Есть и другие методы проверки: многочисленные тесты, беседы с психологом. Все это помогает родителям лучше понять, кого они берут на работу.

АШ: Ирина, есть няни, которым по 17−18 лет. В Америке старшеклассницы и студентки нередко выходят на 2−3 часа в день присмотреть за детьми. Какие сложности могут быть связаны с этим типом нянь?

ИК-Я: Это явление становится все более популярным. Молодые девушки еще сами не забыли свое детство и с удовольствием играют с детьми. У родителей много вопросов к ответственности таких нянь, можно ли им доверять. Сейчас такими нянями занимаются агентства, которые организуют для них обучение и могут потом за них отвечать. Но есть и практика найма знакомых, соседских девушек, и это решение мама принимает на свой страх и риск.

МН: Простите, но я, наверное, с некоторым занудством скажу, что девушка, не прошедшая курсы оказания первой помощи, не спасет ребенка, который подавился конфетой. Поэтому я советую родителям вот что: если вы хотите на два часа в неделю нанять соседскую девочку, оплатите ей обучение на курсах оказания первой медицинской педиатрической помощи.

АШ: Это была программа «О! Дети», говорили мы сегодня о нянях. По статистике, в каждой десятой семье с детьми в России есть няня. Вопросов по этой теме становится все больше, давайте искать ответы вместе.

Читайте также:

Раннее развитие: что об этом думают гости программы «О! Дети»

7 важных вопросов к Тутте Ларсен

3 важных принципа развития творческого потенциала дошкольников

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Хотите отправить нам сообщение?

Перейти